В новом законопроекте усмотрели угрозу культурному наследию

Депутаты решили ликвидировать бюрократическое препятствие к выполнению плана ремонта более 6 тыс. км автодорог в 2020 г. Таковым законодатели считают необходимость получать разрешение на проведение капитального ремонта и реконструкции дорог…

Парламентарии предлагают дать возможность компаниям обходиться одним уведомлением о начале работ, так как контроль по соответствию проектной документации государственным нормам и ее экспертиза проводится и без согласования с ГАСИ.
Опрошенные UBR члены профсообщества поддерживают новацию, однако в Главном научно-экспертном управлении ВР (ГНЭУ), которое оценивало проект закона еще в феврале, все же увидели определенные риски, которые разработчикам предлагается учесть и исправить ко второму чтению. В частности, эксперты ВР не уверены, что без технического согласования проектов с ГАСИ и архитектурного с мэриями проведение работ не будет ставить под угрозу жизнь и здоровье граждан, а также сохранность культурного наследия.
Законопроект №2680, одобренный парламентариями в первом чтении 19 мая, убирает необходимость для стройкомпаний получать разрешения на начало капитального ремонта и реконструкции дорог со средним (СС2) и высоким классом (СС3) последствий. Стройработы можно будет начать уже после уведомления.
По информации ProfiDOM.com.ua, предусмотренный и ранее для работ с незначительными классами последствий уведомительный режим будет распространяться на все ремонтные работы – от местного до общенационального значения, в том числе и те, которые имеют значительное влияние на окружающую среду.
Также проекты работ, которые проводятся в исторических центрах городов и на площадях общегородского значения, в случае принятия новации не будут нуждаться в одобрении главными архитекторами городов и районов. Данный этап госконтроля законодатели считают лишним с учетом того, что все работы и так должны проектироваться в рамках действующих градостроительных норм.
Законодатели убеждены, что ликвидация соответствующих требований не только ускорит строительство, но и не приведет к снижению его качества, что особенно важно в случае с объектами классов СС2 и СС3, растрате госсредств и другим злоупотреблениям. Как объясняла один из соавторов законопроекта Елена Шуляк, сообщение о начале строительства в любом случае предоставляется только после разработки всей необходимой проектной документации, к которой обязательно должен прилагаться положительный вывод независимой экспертизы.
“Без этих двух документов никакого сообщения и, соответственно, никакого капитального ремонта происходить не будет”, – подчеркнула она во время заседания Комитета ВР по вопросам организации государственной власти, местного самоуправления, регионального развития и градостроительства.
Более того, убрав обязательную выдачу разрешений в ГАСИ, строительной отрасли удастся избавиться от коррупционного фактора. Елена Шуляк прогнозирует, что принятие законопроекта “позволит сэкономить в бюджете не менее 20% средств, которые, по сути, просто передавались в карманы коррупционеров”.
Специалисты главного экспертного управления ВР все же не в полной мере согласились с аргументами законотворцев: как отмечается в выводе ГНЭУ, сами требования к строительным работам устанавливаются в зависимости от “класса последствий объекта”, который планируется строить. Предоставление упрощенно-уведомительного режима для работ любого класса последствий нарушает логику построения закона как системного законодательного акта.
Впрочем, рисков в случае отмены указанных обязательств не увидели и опрошенные эксперты. Владимир Наумов, глава Всеукраинского центра реформ транспортной инфраструктуры (ВЦРТИ), отметил, что на само качество дорог согласование проектной документации с ГАСИ или отмена данного требования не повлияет по нескольким причинам.
С одной стороны, отмечает эксперт, частные заказчики и подрядчики разрабатывают проектную документацию строго следуя установленным нормам государственным стандартам. Частный бизнес обращается к высокопрофессиональным специалистам, которые не допустят, чтобы что-то в проекте было сделано неправильно, а построенный объект не отслужил положенный ему срок.
“Во-вторых, как во время строительства, так и по завершению в полном объеме осуществляется контроль качества и выполнения работ. В случае появление дефектов до завершения гарантийного срока предприятие, которое проводило ремонт либо реконструкцию, обязано за свой счет устранить их”, – рассказал Наумов.
Между тем, контроль ведется и во время самих работ. Например, в структуре Укравтодора существует отдельная организация (ГП “Научно-технический центр “Дорожный контроль качества””), которая проверяет качество дорожного материала, забирая пробу асфальта, проверяя его глубину и проводя другие необходимые замеры.
Непосредственно в договорах, добавляет аргументации Наумов, всегда прописана ответственность заказчика и генерального подрядчика за некачественный ремонт либо невыполнение качества ремонта в полном объеме. Стоит отметить, что инициатива депутатов предполагает установить ответственность подрядчика и заказчика также на законодательном уровне. По мнению главы ВЦРТИ, основная причина некачественного строительства – коррупция, встречающаяся чаще всего в работе государственных строительных компаний.
“Когда хотят “удешевить” тот или иной тендер, когда хочется поделить откат, берут, к примеру, не 5 см чернового асфальта, а 4,5 см. На объеме это уже большие денег. Можно положить меньше щебня или сделать на 1,5-2 см уже дорогу длиной 150 км. От качества подготовки техдокументов это не зависит. Бизнес, при этом, за своими деньгами следит четко и даже иногда нанимает отдельную компанию для проверки и контроля работ. То же самое, конечно, происходит в Укравтодоре, но конечный акт часто подписывается, несмотря на “нюансы””, – уверен Наумов.
Он, впрочем, также отметил, что отмена обязательств по выдачи разрешений от ГАСИ вряд ли приведет к существенному исправлению ситуацию.
“Кто работал “на откатах”, тот и дальше будет их заносить. Побороть коррупцию можно только через неотвратимость наказания. У нас же с коррупционерами спортивная рыбалка – поймали и отпустили. Если одна из трех ветвей власти будет давать сбой и в дальнейшем, то эффекта от реформы не будет”, – констатирует Владимир Наумов.
Вместе с тем, специалисты ГНЭУ увидел предпосылки для риска сохранения архитектурного наследия после снятия обязательств согласования проектов с главным архитекторам населенных пунктов. Авторы законопроекта указывают, что данное требование сохраняется в законе “Об архитектурной деятельности”, несмотря на противоречащую и прописанную в этом же законе норму статьи 7, согласно которой проектная документация на строительство объектов, разработанная в соответствии с градостроительными условиями и ограничениями застройки земельного участка, не подлежит согласованию с соответствующими госорганами.
Назвав нынешний порядок начала ремонтных работ забюрократизированным, а законопроект, его изменяющий, позитивным и, с учетом выводов комитетов, необходимым для строительной отрасли, во Всеукраинской дорожной ассоциации (ВДА) согласились и с выводом ГНЭУ, указав на сомнительность исключения правила по согласованию проектов с главными архитекторами: это, заметили в ВДА, может привести к нарушению требований по государственной охране культурного наследия в Украине.
Елена Шуляк опротестовывает данное мнение, указывая, что исправление положения данного закона, ввиду упомянутой выше статьи, является чисто технической правкой, а освобождение проектов от любых согласований соответствует принципу верховенства права, так как устраняет непредсказуемость регулирования, которая часто приводит к необходимости тратить лишние средства на доработку проектов.
“Именно предсказуемость предупреждает конфликты, ведь органы власти, застройщики, граждане и общественные активисты знают заранее условия будущего строительства, и, что важно, для всех эти условия одинаковы и не предусматривают “ручного управления” под конкретных лиц”, – в свою очередь отметила Елена Шуляк в пресс-релизе по результатам законопроекта.
В то же время подмена общих правил на то самое “ручное управление”, проводимое через решение главных архитекторов, считает Елена Шуляк, создает дополнительную почву для коррупции.
“Предоставление права бюрократического единоличного вмешательства архитектором по неопределенной процедуре в уже подготовленный по предоставленным органами власти правилам проект только усилит коррупционные риски и никак не гарантирует сохранения культурного наследия. Примеров тому мы имеем сегодня достаточно”, – высказала свою точку зрения Шуляк.

profidom.com.ua

Author: admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *